Трудности легкой промышленности в Китае: текстильное производство

11 Ноября 2013 3102 Ольга Мерёкина

Почти треть всей мировой текстильной и швейной продукции производится в Китае (WTO International Trade Statistics, 2012). Хотя прирост экспорта текстиля за последние годы заметно снизился, с 20% в 2011 (WTO) до 13,3% в первом полугодии 2013 года, но на фоне неожиданного сокращения объемов китайского экспорта в июне этого года на 3,1%, этот сегмент легкой промышленности выглядит довольно оптимистично.

История текстильной промышленности Китая исчисляется даже не столетиями, а тысячелетиями. Когда в 1979 году в стране начались экономические реформы, именно текстильное производство стало основой китайского экспорта, который подтолкнул развитие всей экономики. В 1997 году на текстильную и швейную промышленность приходилось 10,2% ВВП страны, в 2000-м — 9,9%, а в 2011 —7,11%.

С 1870 года

На протяжении большей части китайской истории текстильное производство было практически ручным. Первые современные текстильные предприятия в Китае появились с приходом иностранцев во второй половине XIX века, а первая китайская текстильная фабрика была открыта в стране в 1870-м году. К моменту образования КНР в 1949 году отрасль обеспечивала до 38% стоимости промышленного производства. На 179 000 фабриках трудилось 745 000 человек. Но из-за нехватки современных технологий, производительность труда оставалась на довольно низком уровне, а значительную часть сырья и оборудования приходилось ввозить из-за рубежа.

В 60-е годы прошлого века Китай также начал развивать производство синтетического волокна: были открыты четыре огромные фабрики — в Шанхае, Тяньцзине, Ляонине и Сычуани. К 1978 году в год производилось до 2,4 млн тонн хлопчатобумажной пряжи и 11 млрд метров полотна, а объемы выпуска шерстяных тканей составляли до 89 млн метров.

С открытием экономики в 1979 году именно текстильная и швейная промышленность оказалась наиболее перспективной для развития. Во-первых, Китай обладал минимальной инфраструктурой и опытом производства, а во-вторых, отрасль не требовала сложных технологий и нуждалась в большом числе рабочей силы.

Уже в 1995 году Китай стал крупнейшим в мире экспортером текстильной и швейной продукции — и им он остается до настоящего времени. В 80-е годы на текстиль приходилось до 63% всего китайского экспорта, но постепенно его доля снижалась, достигнув 32% в 2001 году, а уже в 2013 году она сократилась до 12-14% . И если в 2002 году до 32% всей текстильной продукции предназначалось для экспорта, то сегодня до 88% остается на внутреннем рынке.

За последние двадцать лет ситуация на рынке текстильной промышленности коренным образом изменилась. Если в 90-е и даже 2000-е годы многие технологические несовершенства легко компенсировались дешевой рабочей силой и относительно дешевым сырьем, а государство было мало заинтересовано решать экологические последствия экономического роста, то в настоящее время отрасль столкнулась с рядом новых факторов, которые в ближайшие годы изменят ее облик.

«Зеленые» наступают

На сайте Гринписа есть целые подборки фотографий, например, свидетельствующих об экологических последствиях производства джинс. Производство тканей — далеко не самое дружественное по отношению к окружающей среде. Над большинством центров текстильной промышленности висит характерный смог, а водоемы в округе окрашены в различные цвета радуги.

И довольно долго китайское правительство предпочитало игнорировать эти проблемы. Однако в 2011 году в пятилетний план развития страны вошел целый ряд задач по сокращению выбросов в атмосферу и увеличению вторичной переработки сырья. И фабрики начали закрываться: многие предпочли переключиться на другие сферы, вместо того, чтобы инвестировать в дорогостоящее очистное оборудование.

У меня нет официальной статистики. Но по словам местных производителей, в том же Шаосине было закрыто до 80% красилен, которые осуществляют наиболее экологически вредный этап текстильного производства. В результате чего образовались огромные очереди: число желающих покрасить ткань значительно превысило производственные возможности оставшихся красилен. Однако пока на качестве воздуха это не сказалось: смог висит там практически всегда.

С первого июля 2014 года в силу вступает закон об ограничении химического потребления кислорода и выбросов в атмосферу (прямых и косвенных) для промышленности. Это окажет ощутимое давление на большинство китайских текстильных предприятий, так как им потребуются огромные инвестиции не только в модернизацию технологий и оборудования, но и для покупки новой земли.

На недавно прошедшей профильной выставке в Нью-Йорке представители Всекитайского совета по текстильной и швейной промышленности заявили, что за ближайшие четыре года Китай планирует повысить «экологичность» отрасли в стране, увеличив объемы повторного использования сырья и сократив выбросы в окружающую среду. Так, по данным Китайской ассоциации комплексного использования ресурсов, в год в стране производится до 20 млн тонн текстильных отходов. Если хотя бы 60% из них использовать вторично, то это позволит сэкономить до 4,7 млн тонн натурального и 9,4 млн тонн химического волокна.

«Зеленая» инициатива растет не только из правительственных кабинетов, лидеры рынка, которые чаще других оказываются под прицелом активистов и общественности, также проявляют заинтересованность в решении экологических последствий производства тканей. Например, в середине августа в городе Фошане, одном из центров текстильной промышленности провинции Гуандун, прошла встреча лидеров отрасли, которая была организована одним из крупнейших производителей рубашек в стране и мире Esquel Group (он поставляет продукцию для таких известных брендов как Nike, Brooks Brothers и Ralph Lauren). На встрече, в числе прочего, обсуждались и экологически безопасные технологии в текстильном производстве.

Хлопоты от хлопка

Китай является крупнейшим в мире производителем хлопчатобумажной ткани, таким образом, и крупнейшим потребителем хлопкового волокна. До 1980-х годов хлопок составлял основу текстильной и швейной промышленности страны. Будучи также производителем сырья, Китай довольно долго позволял себе наращивать объемы производства ткани, оставаясь не сильно зависимым от импорта. Но уже в 90-е годы отрасль столкнулась с рядом проблем.

В 97-99 годах были предприняты попытки реформирования отрасли, например, были закрыты устаревшие производства, что позволило повысить эффективность. Однако в 2000-х годах с ростом объемов производства пришли и новые трудности.

В настоящее время на рынке хлопка в стране сложилась парадоксальная ситуация. Китайское сырье оказалось более дорогим и менее качественным, чем импортное. Например, по данным на первое августа 2013 года, тонна китайского хлопка стоила 19 222 юаня (3 037 долларов США), а американского — 15 919 юаней (2 515 долларов США). Но это, как оказалось, только полбеды. Китайское правительство решило поддержать местных производителей хлопка и ввело квоты на использование импортного сырья.

С января этого года китайские фабрики обязали на одну тонну зарубежного сырья потреблять три тонны отечественного хлопка, дорогого и менее качественного. В результате многие покупатели стали отзывать заказы, если у фабрики не осталось квоты на покупку импортированного волокна.

Помимо негативного влияния на отрасль в целом, для конкретных производителей новое положение вещей открыло и дополнительные возможности. Например, со-основатель шанхайской компании Texhong Textile Group, господин Хун Тяньчжу, вполне возможно станет новым китайским миллиардером. После того, как компания перенесла хлопчатобумажное производство из Китая во Вьетнам чтобы обойти сырьевые ограничения, ее акции выросли в 4,5 раза. Благодаря переносу производства, китайский производитель получил возможность покупать хлопок на 75% дешевле. В будущем году планируется строительство фабрик в Турции и Уругвае, что позволит еще снизить расходы на сырье и обойти многие таможенные барьеры.

Расширение границ

Рынок текстильного и швейного производства в Китае уже сейчас довольно насыщен: агрессивная конкуренция, особенно в сегменте дешевых тканей, усугубляет и так не самое благополучное положение. Конечно, в результате выше описанных факторов, слабейших участников будут просто вытеснять те, кто сможет адаптироваться и к растущей стоимости оплаты труда, и новым экологическим стандартам.

Еще одной выгодной тактикой выживания может стать самостоятельный выход на международные рынки, причем не только для сбыта продукции, как такового, но и расширения каналов поставок сырья и технологий.

Как уже упоминалось, значительная доля тканей в этом мире производится в Китае. Но знакомы ли европейскому, российскому или американскому потребителю марки крупнейших фабрик? Вряд ли. Ведь многие из них даже не имеют собственных брендов или практически их не развивают.

В конце июня этого года в Пекине прошла конференция, которая была посвящена выходу китайских текстильщиков на мировой рынок. Как заметил бывший заместитель министра торговли, господин Чэнь Цзянь, правительство готово поддержать предприятия, желающие модернизировать свои технологии и систему управления, чтобы инвестировать и продвигать свой бренд на зарубежные рынки. По словам председателя Национального совета по текстильной и швейной промышленности, отраслевые ассоциации также могут предоставить профессиональную помощь производителям: собрать информацию об иностранных рынках, провести тренинги и консультации, а также организовать выставки и конференции.

И, очевидно, что это не пустые слова. Тот факт, что в недавней текстильной выставке в Нью-Йорке приняли участие 477 китайских компаний, говорит, что инициативы сверху подогреваются живым интересом самих производителей.

Текстильная промышленность в свое время стала тем буксиром, который смог вытянуть китайскую экономику, обеспечивая значительную часть ВВП и привлекая огромные инвестиции. Сейчас, когда Китай уже крепко стоит на ногах, а экстенсивные возможности роста, в том числе и текстильного производства, уже исчерпаны, столь острая зависимость от отрасли становится скорее угрозой стабильности.

Эти довольно объективные экономические процессы очевидны и правительству, и некоторым производителям, которые уже сейчас предпринимают попытки модернизации отрасли и приспособления ее к довольно очевидным перспективам. Хотя, в то же время, многие фабриканты предпочитают закрывать глаза и продолжать верить, что рабочая сила еще долго будет дешевой, а спрос будут обеспечивать если не иностранные, так местные покупатели.

← Вернуться к списку


Другие публикации автора

Похожие записи